Проект становления евразийского союза

При определении своего места на карте мира Казахстан выдвинул идею и концепцию евразийского государства, т.е. страны, органически сочетающей научно-технические, культурные и нравственно-этические достижения Запада с культурными, морально-этическими и всеми иными ценностями Востока. При этом Казахстан считает концепцию евразийства важной и определяющей не для одного лишь своего государства или для стран Средней Азии, но для всего постсоветского пространства, и прежде всего для СНГ. Пусть рядом с Европейским cоюзом растет и развивается Евразийское Содружество Независимых Государств. Это и есть Евразийский проект Нурсултана Назарбаева, который на наших глазах энергично и эффективно воплощается в жизнь в Казахстане, а частично уже и в СНГ. Восток есть Восток. Запад есть Запад. И они никогда не сойдутся. Эти слова Джозефа Редьярда Киплинга знают все. Нурсултан Назарбаев оспаривает этот тезис как ошибочный.

Становление евразийского проекта Нурсултана Назарбаева

География и история обрекали Казахстан на то, чтобы евразийские идеи стали здесь популярными. Еще в XIX в. Казахстан испытывал культурные и религиозные влияния как с Севера и Запада, так и с Юга и Востока. Когда республика входила в состав Советского Союза, здесь получили заметное развитие такие течения в литературе и искусстве, которые использовали в первую очередь русский язык, но при этом они не переставали быть феноменом именно казахской, а не русской культуры. Самый известный в России казахский поэт и деятель культуры Олжас Сулейменов писал и пишет по преимуществу на русском языке. Более молодой казахский поэт, ученый и переводчик Ауэзхан Кодар пишет свои стихи и научные труды как на русском, так и на казахском языке. Под влиянием казахской, русской и более общей советской культуры происходило становление Нурсултана Назарбаева, который выступает сегодня и как наиболее авторитетный политический и национальный лидер Казахстана, и как выдающийся деятель новой казахстанской культуры.

Распад Советского Союза и образование Содружества Независимых Государств поставили перед новыми суверенными странами и их лидерами не только множество экономических и политических проблем, но и немало проблем, относящихся к идеологии и культуре. Интенсивные идеологические дискуссии происходили и в Казахстане при активном участии Назарбаева. Президент Казахстана должен был заниматься не только решением самых острых экономических проблем, но и концептуальных теоретических проблем философского и идеологического порядка. Национальные проблемы, вопросы становления нового государства и гражданского общества, вопросы права, концепции смешанной экономики, место религии в казахстанском обществе, отношение к социализму и капитализму, внешнеполитические проблемы - все это требовало нового подхода и решений, невозможных без проведения главой государства быстрого, но компетентного анализа. Еще в мае 1993 г., констатируя развитие в Казахстане национального, экономического, политического, экологического, нравственного кризисов, а также кризиса традиционализма, Нурсултан Назарбаев писал в статье «Идейная консолидация общества как условие прогресса Казахстана»: «Анализ политических и идейных направлений в современном Казахстане свидетельствует о необходимости поиска собственных путей в становлении идеологической платформы. Мы не отрицаем то ценное, что аккумулировали в себя и социалистические традиционные, и либеральные воззрения. Однако стоящие перед Казахстаном задачи требуют на наш взгляд осмыслить несколько иные общенациональные идеологические приоритеты» (1).

Отсутствие государственной идеологии в стране вовсе не отменяет необходимости для политических партий и отдельных политиков разрабатывать, принимать и проповедовать те или иные идеологии. Ни общество, ни государство не могут жить и развиваться, не считаясь с какими-то общими национальными и государственными идеями. «Да, конечно, - писал в уже упомянутой выше статье Назарбаев, - сам термин "идеология" приобрел после краха СССР негативный оттенок, и его используют в политическом лексиконе с большой долей скепсиса… Но заслуживает ли подобного отношения идеология как таковая, - продолжал свою мысль Назарбаев, - можно ли отказаться от идеологии вообще, т.е. от того комплекса взглядов и идей, который вырабатывается в любом государстве, особенно развивающемся, в целях осуществления внешней и внутренней политики, развития науки, культуры, образования, утверждения новых нравственных ценностей? Видимо, нет, поскольку без такой системы, которую можно определить как идеологическую, общество современного типа просто не может существовать. Ведущие государства мира всегда стремились к созданию не только политического, экономического, но и идеологического образа, привлекательного как для своих граждан, так и для других стран. Если государство допускает в этой сфере вакуум, то он нередко заполняется мировоззренческими установками иного рода. По сути, идеология - это прошедший проверку временем способ консолидации и мобилизации сообщества людей на решение политических и экономических задач, это механизм формирования социального поведения. Но это не принудительный метод, а цивилизованное воздействие на умы людей, осуществляемое государством и разделяющими его платформу партиями и общественными движениями. При этом вовсе не исключается наличие других взглядов и воззрений. Пока идет жизнь, пока существуют общество и государство, всегда будут разные идеологические течения» (2).

Это была мудрая установка, которую не сумели столь ясно сформулировать нигде, кроме Казахстана. Однако Нурсултан Назарбаев не только сформулировал этот важный тезис о роли идеологии в новом государстве, но и выступил в роли создателя такой новой казахстанской национальной и государственной идеологии. Одной из ее важнейших составных частей стал тот комплекс идей и предложений, который мы называем сегодня "евразийским проектом" Нурсултана Назарбаева.

Я не ставлю здесь своей задачей изложение всех основных положений евразийской доктрины Нурсултана. Назарбаева. Это мне просто не по силам. Отмечу только, что это новая и оригинальная доктрина, которая имеет лишь относительную и главным образом терминологическую связь с евразийскими доктринами конца XIX - начала ХХ в. и с современными евразийскими доктринами, выдвигаемыми в России. Евразийский проект Нурсултана Назарбаева лишен всякой мистики и основан не на каких-то догмах абстрактной геополитики, а на вполне понятных всем формулах, которые определяются сложившейся экономической и политической ситуацией.

Еще весной 1994 г., во время визита в Великобританию, Нурсултан Назарбаев, выступая в Королевском институте международных проблем "Чатем Хаус", отметил необходимость более глубокой интеграции стран СНГ. «Казахстан, - заявил Назарбаев, - последовательно отстаивает идею экономической интеграции стран-членов СНГ. У нас есть все условия, чтобы сохранить основу нашего сотрудничества при соблюдении интересов суверенитета, полном уважении принципов невмешательства во внутренние дела и праве каждого народа самому определять правила собственного общественного устройства. Но, говоря о наших взаимоотношениях, нельзя не учитывать человеческий фактор. Наши народы веками жили вместе, и укрепление добрососедства отвечает интересам людей, оно неподвластно конъюнктурным соображениям. Возведение границ между нашими странами, ограничение в передвижении людей были бы непростительной ошибкой» (3).

Вскоре после поездки в Великобританию Нурсултан Назарбаев посетил с официальным визитом Москву. В рамках визита состоялась встреча президента Казахстана с профессорско-преподавательским составом Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. На этой встрече 29 марта 1994 г. Назарбаев ясно и четко обозначил свои позиции и выдвинул предложения относительно перспектив развития государств постсоветского пространства. Он предложил создать совершенно новое объединение стран-участниц СНГ и назвать его Евразийским союзом - ЕАС. «Евразийский союз необходим, - заявил президент Казахстана. - Посмотрите, страны Европы с многовековой государственностью идут на объединение, и там все чаще звучит слово "конфедерация". Они отлично понимают, что мировой рынок жестко поляризируется. Северная Америка, Япония, наконец, азиатские "молодые тигры". Мы же, республики бывшего Союза, историей и судьбой подготовлены к единому сообществу. Нам присущи одни формы и механизмы связей и управления, общий менталитет, многое другое. Мы просто обречены доверять друг другу. Вопрос в том, что у некоторых политических лидеров, да и не только у них, существует политическая боязнь возрождения империи. Но на это уже никто не пойдет. Нам не нужно бояться слова "союз". Ведь существует же, к примеру, Европейский союз. Мы все равны, и мой нынешний визит в Россию - признание этого равенства» (4). Отвечая на вопросы, Нурсултан Назарбаев отметил, что с момента создания СНГ его члены не сближаются, а все дальше и дальше отходят друг от друга. Принято и подписано более 400 документов о сотрудничестве, но почти все они пока не действуют. «Я думаю, - замечал Назарбаев, - что в Западной Европе политики идут впереди в объединении, а народы отстают.

А у нас в СНГ наоборот: народы хотят объединения, а политики отстают… Мы могли бы начать объединение в ЕАС с Казахстана и России».

Выступление Назарбаева в МГУ вызвало весьма оживленное по тем временам обсуждение в российской и международной печати. Многие ученые и общественные деятели активно поддержали идею президента Казахстана. Однако ведущие политики стран СНГ или просто проигнорировали предложение Назарбаева, или отнеслись к нему отрицательно. Так, например, критически отозвался о евразийском проекте президент соседнего Узбекистана Ислам Каримов: «Что нового в идее Евразии? - говорил он в интервью "Независимой газете". - Еще раз говорю: создать политические надстроечные структуры и в этих структурах занять соответствующую полку. Грубо, жестко, но это правда» (5). Это была несправедливая оценка и критика. Нурсултан Назарбаев не предлагал создавать никаких политических надстроечных структур. Он решительно настаивал на сохранении государственного и национального суверенитета стран СНГ. Речь шла о более тесном экономическом сотрудничестве, а также о сотрудничестве в области проблем безопасности. Некоторые из оппонентов Назарбаева пытались представить его евразийский проект как попытку под иным названием восстановить Советский Союз. Но это была либо ошибка, либо сознательная фальсификация. В первой книге своих воспоминаний, написанной еще в 1996 г., Назарбаев ясно заявлял, что постсоветское пространство - это не птица Феникс, которая может возродиться из пепла. Никакие силовые варианты интеграции в СНГ недопустимы и невозможны. Речь идет лишь о добровольной интеграции, опирающейся на очевидные экономические выгоды и разумно понятые национальные интересы. Любые лозунги восстановления СССР, содержащие угрозу национальному суверенитету, только отдаляют наши страны друг от друга. «Независимо от воли и желания консервативных сил, суверенитет - это реальность, и ни одно государство не поступится им. Истинные сторонники интеграции, использующие эту идею не в целях политической рекламы, сегодня осознают, что процесс цивилизованной, прогрессивной интеграции должен идти параллельно и способствовать укреплению национального суверенитета государств. Такая интеграция является синонимом стабильности и безопасности. Об этом говорит и опыт Европы, Северной Америки, Юго-Восточной Азии» (6).

Б.Н. Ельцин публично не оценивал идею ЕAC, но направил своему коллеге в Астану конфиденциальное письмо, в котором высказал некоторые сомнения по поводу этого проекта: «СНГ, - писал он 4 июля 1994 г. Назарбаеву, - все же сослужило всем нам неплохую службу. Пытаясь создать что-то новое, не стоит разрушать то, что мы имеем. Скажу прямо и следующее: мне не импонирует идея отлучения от ЕАС некоторых государств - тех, чьи лидеры не готовы еще к тесной интеграции, как и тех, которые конфликтуют между собой. Вряд ли это поможет им разрешить существующие между ними споры. Да и не можем мы с вами от них отгородиться - общность судеб связала наши народы» (7). Из этого письма очевидно, что советники и помощники Ельцина крайне тенденциозно представили российскому президенту существо предложений Назарбаева. Президент Казахстана вовсе не предлагал заменить СНГ какой-то новой структурой, он предложил более глубокую и радикальную интеграцию для тех стран СНГ, которые были к ней готовы. Экономически от распада СССР пострадали все бывшие союзные республики. Но Казахстан и республики Средней Азии оказались в особо трудном положении: они не имели выхода к Мировому океану, к морским путям, были лишены удобных транспортных магистралей, которые связали бы страны Центральной Азии с наиболее крупными странами Запада и со странами Восточной Азии.

В самом Казахстане большинство общественных и политических течений поддержало предложение о создании ЕАС. Общественные движения и политические объединения из стран СНГ провели при поддержке Казахстана специальную конференцию на тему «Евразийское сообщество: общее в разнообразии». Участники этой конференции, состоявшейся 18 июня 1994 г., приняли обращение к народам, парламентариям и главам государств, в котором говорилось: «Мы поддерживаем проект Евразийского союза, разработанный президентом Казахстана Н.А. Назарбаевым и призываем глав государств отнестись к нему с позиций интересов своих народов». В это же время в администрации президента Казахстана шла интенсивная работа над текстом официального проекта «О формирований Евразийского союза государств». Первый вариант этого проекта был опубликован в конце июня 1994 г.

Но работа продолжалась. Еще через несколько месяцев Нурсултан Назарбаев подписал окончательный, как он считал, вариант проекта Евразийского союза, который был разослан руководителям государств Содружества, распространен в ООН и внесен в повестку дня октябрьского саммита глав государств СНГ, состоявшегося в Москве в 1994 г.

Лидеры стран СНГ отнеслись к предложениям Назарбаева с вежливым интересом, но не поддержали этот проект, хотя и не отвергли его категорически. Нурсултан Назарбаев был явно разочарован, но не оставил работу по продвижению в жизнь хотя бы отдельных элементов своего проекта. Он несколько раз выступал с разъяснениями своих предложений в российской печати. Так, например, в большом интервью для газеты "Россия" в конце октября 1995 г. Назарбаев сказал: «Тот жестокий кризис, который охватил страны СНГ, невозможно преодолеть без нашего взаимного сотрудничества. Мы должны "облагородить" наше общее жизненное пространство. Добровольная изоляция стран СНГ, пусть и под флагом суверенитета, равносильна регрессу и тотальной деградации. Формирование Евразийского союза внутри и наряду с СНГ могло бы явиться, с одной стороны, тем историческим компромиссом, который так необходим сегодня постсоветским независимым государствам, с другой - прообразом будущего объединения стран и народов уже на гораздо более высоком уровне.

К сожалению, Россия не предлагает нам внятную интеграционную программу. Россия должна как можно скорее определиться в своих геостратегических интересах. Время уходит. "Разброд и шатания" в странах СНГ вызваны еще и тем, что республики вынуждены решать свои экономические и геополитические задачи в одиночку. Слабый же, как известно, не выбирает себе союзников, а подчиняется тому, кто сильнее» (8).

«Посмотрите на карту мира, - подчеркнул Назарбаев. - Нам из центра Евразии видно многое. Запад создает новые системы безопасности, объединяя свои экономические системы и продвигая НАТО на восток. На Востоке и Юго-Востоке азиатские страны продолжают искать пути политического и военного взаимодействия в рамках своих структур… нетрудно заметить, что сплошной вертикальный ряд стран Евразии от России на севере и до Индии на юге, и в том числе страны Центральной Азии, Иран, Пакистан пока не примыкают ни к Западу, ни к Востоку. Я бы назвал этот сплошной геополитический пояс стран, расположенных вдоль меридиана, центр Евразии, "поясом выжидания". Несмотря на все различия между этими странами, они представляют собой довольно цельную группу с точки зрения потенциальных ресурсов, возможности влияния не только на баланс сил в Азии или Евразии, но и на мировой политический баланс. Безопасность в Европе, и особенно в Азии, отношения между мировыми экономическими центрами Западной Европы и Юго-Восточной Азии будут в значительной степени зависеть от того, как определят свои позиции и ориентацию страны этого геополитического "пояса выжидания"» (9). Большое интервью Назарбаева было опубликовано в газете "Россия" под заголовком: «Человек, решивший снять с Евразии "пояс выжидания"».

В 1995-2000 гг. почти все наиболее значительные интеграционные инициативы в СНГ исходили от Казахстана и лично от Нурсултана Назарбаева. Начал создаваться Таможенный союз, в который в 1996 г. вошли всего три государства. Новые связи устанавливались и укреплялись в рамках Центрально-Азиатского союза - ЦАС. Эти импульсы были тогда не слишком значительны и заметны. Однако с началом XXI в. интеграционный процесс продолжил набирать силу. С главными инициативами на этом направлении выступил президент Казахстана.   



Copyright © www.enu.kz 2012. Все права сохранены.

Исходный URL (загружено - 23.10.2017 / 23:06 ): www.enu.kz/enu-turaly/nazarbayevtin-soilengen-sozderi/proekt/index.php?print=Y